После иезуитов (1767–1870 гг.)

После иезуитов (1767–1870 гг.)

Восемнадцатый век не принес иезуитскому ордену ничего хорошего, и неудачи стали сыпаться сразу после войны семи редукций: в 1767 году Карлос III изгоняет иезуитов из Испании, а уже в 1773 году римский Папа Климент XIV распускает орден, последний генерал которого был заключен в римскую тюрьму, где он и скончался всего два года спустя. У ордена был один скромный шанс на восстановление… Связан он был, что удивительно, с Россией. Самозванка (и самозванка ли?) княжна Тараканова, выдававшая себя за дочь покойной императрицы Елизаветы, мечтавшая взойти на российский престол, сместив оттуда Екатерину II, обещала иезуитам за помощь попросить у Папы восстановления их ордена. Однако, она так и не стала императрицей, поэтому орден все-таки канул в небытие.

Монахи, которые покинули свои владения в Южной Америке, вверяют индейцев воле природы и своих богов. Выращивание мате приходит в упадок. Конечно, индейцы не отказываются от него, однако возделывать йербу у них нет никакого желания. Отсутствие нужного руководства также приводит к тому, что сбор урожая происходит в местах дикого произрастания падуба, в так называемых сельвах. Новые люди, пришедшие на территории иезуитов, не обладали должными знаниями и умениями в производстве мате, поэтому их попытки поддерживать отрасль вскоре также зачахли.

Изгнание иезуитов благосклонно сказалось на экономике Парагвая, так как сильный конкурент был устранен, и Парагвай остался чуть ли не единственным серьезным игроком на этом рынке.

В 1770 году губернатор Парагвая Аугустин Фернандо де Пинеда основал город Консепсьон – на реке Парагвай, для того, чтобы остановить растущую экспансию португальской Бразилии. Вскоре этот город стал важным торговым портом, из которого отплывали корабли, экспортирующие мате. Распространению мате по континенту способствовали и «Реформы Бурбонов», в которых декларировалась свободная торговля в пределах всех колоний Испании в Южной Америке. Благодаря этому, привычка употребления мате вскоре пришла на те территории, на которых его прежде никто не пил. Масштабы испанской торговли можно оценить, представив себе карту мира: в начале 19 столетия это была вторая по площади империя, после России.

После того, как Парагвай решил последовать примеру соседней Аргентины, и начал войну за обретение независимости от Испании, дела сельского хозяйства отошли на второй план. В стране появился новый диктатор, и укрепление власти отодвигало другие заботы в самый дальний угол. Поэтому, хотя сбор мате все же продолжался, отсутствие должной заботы о его культивации и правильной обработке приводят к тому, что вскоре у парагвайской продукции появляется сильный конкурент: с 1820-х годов на рынках появляется мате из Бразилии, который собирали в местах дикого произрастания падуба. Этот продукт получил наименование «yerba de Paranagua», названный так по месту экспорта, городу Паранагуа. Он был худшего качества, нежели мате из Парагвая, но зато его было много. Вскоре, однако, диктатор Парагвая доктор Франсия пришел в себя: он понял, что без экспорта мате его экономика рухнет. Поэтому, даже после его ухода с политической арены, мате оставался важной частью доходов страны. Сначала плантации переместились из Вильярики в Консепсьон, а затем, к 1863 году, в Сан-Педро. В эти годы производством мате руководили в основном военачальники района, которые могли также отдавать земли под концессию. Также были случаи, когда разработки новых плантаций приходилось делать на землях, где все еще жили индейцы. Недовольные тем, что их изгоняют со своих мест, гуарани, не имея возможности нанести урон белым людям, попросту уничтожали посадки мате, совершая дерзкие набеги на плантации. Порой, тем не менее, удавалось найти общий язык с вождями племен, и передача земли происходила безболезненно.

Вскоре разразилась война Тройственного Альянса (Бразилия, Аргентина, Уругвай), против Парагвая, в которой последний потерпел сокрушительное поражение. Было это в 1870 году. Сообщается, что солдаты обеих сторон пили много мате, таким образом, пытаясь заглушить голод и страх. Эта война оказалась губительной для Парагвая: было потеряно 90 % мужского населения, и огромное количество территорий: более 156 тысяч квадратных километров отошли победителям. Это были не просто земли, а те места, где в изобилии произрастал парагвайский падуб, что было ударом ниже пояса для экономики страны, так как основным товаром экспорта, помимо древесины ценных пород, являлся именно мате.

Уже в девятнадцатом столетии стало ясно, что чрезмерная эксплуатация дикого падуба привела к вырождению плантаций, и начинают делаться попытки для возрождения одомашненного вида.

По большому счету, попросту произошел возврат к истокам: ведь изгнанные иезуиты не оставили никому своих секретов. Как мы уже писали, разгадать секрет размножения парагвайского падуба после иезуитов смог лишь Эме Жак Александр Бонплан, который в своих экспедициях по Америке обратил внимание на то, что никто не может ответить на его вопрос, как же размножается этот вид падуба. Его первая экспедиция датирована 1799–1804 годами, когда он направился из порта Ла-Корунья (город в Испании) в Новый Свет. После возвращения в Европу через несколько лет он снова отправляется в Америку, и уже в 1818 году он движется вверх по течению Параны для изучения местности, достигнув Санта-Аны, города в аргентинской провинции Корриентес, где основывает индейскую колонию и начинает выращивание мате. Он снова и снова задавался вопросом: каким образом иезуиты, которые ушли с этих земель, размножали это дерево? Часто монахи размножали падуб рассадой, но и этот способ был утерян с уходом ордена с этих земель. Бонплан пришел к выводу, что прорастание семян самопроизвольно невозможно, и связано это в первую очередь с тем, что они имеют очень твердую оболочку. Тем не менее, секрет оказался на поверхности: ученый заметил, что на деревьях сидит множество птиц, которые с воодушевлением поглощают семена растения. Бонплан отметил, что на площадях, где птицы обильно покрывали землю своим пометом, вскоре появлялись маленькие проростки падубов. Тогда он сделал вывод, что семена, перевариваясь в желудке у птиц, таким образом, освобождаются от оболочки, которая мешала их прорастанию. Секрет разведения мате был раскрыт. Теперь уже ничего не мешало возродить плантации йербы… В обширной документации иезуитов позже был найден документ, «По направлению туда и обратно», автором которого был немецкий член ордена Флориан Пукке. Он писал, что «никто и не может предположить, насколько велика польза этих птиц… которые обитают на деревьях йерба мате… они охотно питаются семенами с этого дерева. И, таким образом, семена прорастают, благодаря помету птиц, естественным путем…».

Мате сыграл злую шутку с самим Бонпланом. Именно из-за него он был арестован в 1821 году солдатами диктатора Парагвая Хосе Гаспара Родригеса де Франсия. 400 солдат парагвайской армии вторглись в пределы Аргентины, Бонплан был взят в плен, а плантация сожжена. Причина лежала на поверхности: Франсия не хотел, чтобы падуб произрастал и культивировался где-либо еще, так как мате являлся важной составляющей его экспорта, а соседняя Аргентина с ее благодатными почвами являлась прямой угрозой экономической стабильности руководимой им страны.

Бонплану все же повезло: в 1829 году он был освобожден, и вновь вернулся в полюбившуюся ему Аргентину, на этот раз обосновавшись в провинции Миссионес, рядом с пустынной теперь иезуитской миссией «Сан Игнасио». Плантации ширились, и вскоре мате из Аргентины получил известность далеко за ее пределами.

Попадись Бонплану труды иезуитов, возможно, он не стал бы ломать свою голову над тем, как «одомашнить» мате, ведь еще иезуит Хосе Санчес Лабрадор (1714–1798), в своих трудах писал про мате, что «эти деревья… красивые, развесистые, высокие, как апельсиновые, и в то же время толстые. Листья йербы очень похожи на листья апельсинового дерева, но они более мягкие на ощупь и имеют изрезанные края. Цветы очень маленькие, из пяти беленьких сросшихся лепестков. Зрелое семя очень похоже на крупинку перца. Но различие состоит в том, что в кожуре находится 3–4 семечка или белых ядра, продолговатых и немного угловатых. Если семя промыть в чистой воде, липкий слой смывается и образуется пена как от мыла. Если взять свежие, только что собранные с дерева, и промыть их, они сразу же прорастут. Если семена прорастают не сразу, значит, во влаге растение гниет и не разрушает твердую оболочку… древесина достаточно мягкая и пористая, ее не используют в качестве материала. Так я решил делать саженцы, отрезать небольшие ветки дерева, которые приживаются очень хорошо, если их защищать от палящего солнца и умеренно поливать почву, открывать вечером после заката солнца и укрывать ранним утром».

Помимо Бонплана мате изучал также французский ученый Огюстен Сент Илер, который присвоил ему уже известное нам ботаническое название: Ilex Paraguariensis.

Тем не менее, именно благодаря исследованиям Бонплана стало возможным развитие плантаций мате на руинах иезуитских редукций в Сан-Игнасио, в аргентинской провинции Миссионес.

Руины всегда ассоциируются со словом разруха. Так было и в Аргентине. После того, как большинство стран получили независимость от некогда могучей Испанской империи, к Аргентине отошли территории, на которых ранее располагалось государство иезуитов. Было потрачено немало усилий, прежде чем новые плантации стали давать стабильный «урожай». А пока людям приходилось довольствоваться все тем же мате «де Паранагуа».

Местные жители и довольствовались им, увлечение йербой не шло на спад, а, наоборот, разрасталось, словно снежный ком. Однако приезжающим европейцам порой казалось удивительным такая любовь к мате, которая, на их взгляд, ассоциировалась с пагубной привычкой. Так, в двадцатые годы девятнадцатого столетия один британец писал в своем дневнике: «Когда я первый раз увидел бомбилью в женских губах, мне показалось, что присутствовавшие дамы курят. Вкус у мате нельзя сказать, что бы неприятный, но все же напиток не может сравниться в этом качестве с чаем. Поговаривают, что мате вредит зубам. А вообще это зрелище напомнило мне неприглядную картину, вызвав в памяти вид курительной трубки в женских руках».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

После вязки

Из книги Разведение собак автора Хармар Хиллери

После вязки Как только сука освободит кобеля, убедитесь, что его член пришел в норму и весь закрыт кожей препуция. После вязки кобелю нужно дать отдохнуть, но при этом отделить его от других собак. Если позволить ему бегать с другими собаками, то кобели тут же узнают, что он


Сука после щенения

Из книги Здоровье Вашей собаки автора Баранов Анатолий

Сука после щенения Как только сука окончит щениться, ей нужно дать немного теплого молока с глюкозой. Во время щенения, в промежутках между рождениями щенков ей можно предложить прохладное молоко (теплое может сделать ее сонной), а в случае рождения большого помета, если


Кровотечение после инъекции

Из книги Моральное животное автора Райт Роберт

Кровотечение после инъекции Кровотечение после инъекции, являющееся результатом повреждения кровеносного сосуда при введении иглы, незначительное.Первая помощь: плотно прижать ватным тампоном, смоченным в 3% растворе перекиси водорода, место кровотечения.Достаточно


После медового месяца

Из книги Собаки и их разведение [Разведение собак] автора Хармар Хиллери

После медового месяца Осуществление брака может изменить баланс привязанностей. Хотя средняя женщина придирчивее среднего мужчины в завязывании страсти, она (теоретически), должна быть меньше склонной прекращать её в момент достижения цели. Посчитав мужчину достойным


После вязки

Из книги Племенное разведение собак автора Сотская Мария Николаевна

После вязки Как только сука освободит кобеля, убедитесь, что его член пришел в норму и весь закрыт кожей препуция. После вязки кобелю нужно дать отдохнуть, но при этом отделить его от других собак. Если позволить ему бегать с другими собаками, то кобели тут же узнают, что он


Сука после щенения

Из книги Уход за кормящей сукой и щенками автора Уайт К

Сука после щенения Как только сука окончит щениться, ей нужно дать немного теплого молока с глюкозой. Во время щенения, в промежутках между рождениями щенков ей можно предложить прохладное молоко (теплое может сделать ее сонной), а в случае рождения большого помета, если


Сука после родов

Из книги Человек после человека [Антропология будущего] автора Диксон Дугал

Сука после родов Выделения из влагалища суки могут продолжаться в течение всей лактации. Они не обильные слизистые, буроватые или сукровичные. Если выделения становятся слишком обильными, гнойными, ярко-кровянистыми или приобретают неприятный гнилостный запах,


УХОД ЗА СУКОЙ ПОСЛЕ РОДОВ

Из книги Геном человека: Энциклопедия, написанная четырьмя буквами автора Тарантул Вячеслав Залманович

УХОД ЗА СУКОЙ ПОСЛЕ РОДОВ Очень часто суки жертвуют своими выработанными привычками, вынужденные оставаться со своими щенками. В первые три дня после родов бывает очень трудно вывести собаку на прогулку. Если вы можете выгуливать собаку, избежав контактов с другими


ЧАСТЬ II: ЧЕЛОВЕК ПОСЛЕ ЧЕЛОВЕКА

Из книги Геном человека [Энциклопедия, написанная четырьмя буквами] автора Тарантул Вячеслав Залманович

ЧАСТЬ II: ЧЕЛОВЕК ПОСЛЕ ЧЕЛОВЕКА


После обезьян были «Адам» и «Ева»

Из книги Пароль скрещенных антенн автора Халифман Иосиф Аронович

После обезьян были «Адам» и «Ева» Разгадка вопроса о происхождении человека в конечном итоге оказалась спрятанной в самом геноме человека. Не зря же некоторые ученые называют ДНК «величайшим археологическим ископаемым всех времен». Природой, как бы специально для


После обезьян были «Адам» и «Ева»

Из книги Микрокосм [E. coli и новая наука о жизни] автора Циммер Карл

После обезьян были «Адам» и «Ева» Разгадка вопроса о происхождении человека в конечном итоге оказалась спрятанной в самом геноме человека. Не зря же некоторые ученые называют ДНК «величайшим археологическим ископаемым всех времен». Природой, как бы специально для


ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ

Из книги Эволюция [Классические идеи в свете новых открытий] автора Марков Александр Владимирович

ПОСЛЕ КАТАСТРОФЫ В НАЧАЛЕ второго часа после полуночи с 5 на 6 октября 1948 года израненный человек с трудом толкал перед собой по безлюдной площади аэродрома сходни. Ценой неимоверных усилий он подкатил их к борту самолета «ИЛ-12», стоявшего в стороне от других машин.


Жгутик после дуврского процесса

Из книги Yerba Mate: Мате. Матэ. Мати. 9000 лет парагвайского чая автора Колина Аугусто

Жгутик после дуврского процесса По случайному, но очень приятному совпадению дуврский процесс, в результате которого жгутик E. coli оказался в центре внимания мировой общественности, проходил примерно в то же время, когда ученые начали постепенно разбираться в


Встреча после разлуки

Из книги автора

Встреча после разлуки Итак, между разобщенными популяциями со временем развивается постзиготическая несовместимость — не как адаптация, поддержанная отбором (отбор по определению не может поддержать такой признак, как снижение жизнеспособности потомства, будь оно


Эпоха ордена иезуитов (1608–1767 гг.)

Из книги автора

Эпоха ордена иезуитов (1608–1767 гг.) Прежде чем начать рассказ про «эпоху иезуитов», стоит немного окунуться в религиозную жизнь индейцев, ведь именно монахи попытаются вытравить их языческое сознание, превратив гуарани и кечуа в послушных католиков, действуя так,


Индустриализация производства. (1870 – наше время)

Из книги автора

Индустриализация производства. (1870 – наше время) Как мы писали, после поражения в войне с Тройственным альянсом, Парагвай потерял большинство своих земель, на которых произрастал мате. Аргентина лишь начинала наращивать производство, поэтому Бразилия по сути, полностью