Эрнесто Че Гевара

Эрнесто Че Гевара

Можно смело сказать, что Че Гевара – это бренд. Конечно, он этого вовсе не хотел, но история распорядилась так, что благодаря удачному портрету Джима Фицпатрика он стал, что называется, иконой двадцатого века.

Сейчас каждый, кто увлекается мате, знает о том, что Че пил этот напиток. Да и как ему не пить йербу? Он же аргентинец?! Конечно, но это только одна сторона медали. Исторически сложилось так, что его отец был владельцем плантаций мате в Миссионесе. Да таким, что его прозвали коммунистом. Посмотрим, как было дело.

Отец Че Гевары, которого также звали Эрнесто, в двадцатые годы получил большую сумму денег, которую, поразмыслив, решил вложить в землю в провинции Миссионес. Эрнесто Гевара Линч был ирландцем, но решился возделывать мате. Он купил двести гектаров земли на берегу реки Парана в районе порта Карагуатай. Отец отстроил дом на сваях, с просторными комнатами и кухней. Окна выходили на тропический лес, реку, и он, несмотря на отсутствие тех удобств, которые были у него в Буэнос-Айресе, был очень доволен. Он писал: «Здесь, в таинственном Миссионес… все привлекает и завлекает… Здесь все незнакомо: земля, климат, растительность, и даже эти джунгли, полные диких животных и местных жителей… Вступивши на этот берег человек чувствует, что безопасность его жизни всецело зависит от наличия у него мачете или револьвера…».

Это было время, когда жена Эрнесто-старшего была беременна маленьким революционером. Вскоре, однако, подоспело время родов, и нужно было возвращаться в цивилизацию. Маленький Эрнесто родился в Росарио. После того, как Гевара-младший был показан всем друзьям и родственникам, отец уехал обратно в Карагуатай, твердо решив заняться разведением йербы. Для этих целей им был нанят парагваец, который обещал создать плантацию с нуля. Дальше началось самое интересное. Когда пришло время нанимать рабочих, Эрнесто-старший справился у соседей и узнал, что для этого принято брать странствующих гуарани. Условия их труда вписывались в понятие «трудового рабства», а самих гуарани называли менсу. Менсу – это рабы. Но, хотя рабства не существовало, оно все же, было, просто в несколько иной форме. Рабочему выдавался денежный аванс, который он был обязан отработать. Заработанную плату менсу получали не деньгами, а специальными облигациями, имевшими хождение только на плантации. В местных магазинах они могли покупать на эти облигации товары по завышенным ценам. Такая система гарантировала, что менсу никогда не расплатятся по счетам, и, следовательно, будут работать за гроши вечно. Полиция плантации бдительно следила за тем, чтобы не было побегов и самоубийств, что, однако, случалось не редко.

Гевара-старший ужаснулся, так как считал, что в двадцатом веке такого уже просто не могло быть. Что было делать? Не нанимать рабочих вовсе? Он решил по-своему. Гевара нанял гуарани (как работники они были лучшие), однако стал платить им «живыми» деньгами, которые принимались в любой точке Аргентины. Еще долгое время Гевара-старший оставался в памяти гуарани «хорошим человеком».

По прошествии небольшого времени, его жена вместе с сыном вернулись в Миссионес. Эрнесто-младший уже начинал ходить, но это пока что плохо ему давалось. Отец придумал особую методику: он посылал его с йербой на кухню и обратно. Маленький Эрнесто непременно спотыкался, падал, сердито говоря что-то про себя, но продолжал свой путь.

Позже, мате станет излюбленным напитком революционера. Его он будет брать с собой в своих поездках по стране, которые начались после того, как он начитался дома работ социалистов и анархистов. Его стремление облегчить жизнь простым людям, вероятно, передалось от отца, который в свое время закупил самые современные машины для переработки йербы, чтобы облегчить труд рабочим.

После окончания университета, Че начинает свои странствия. Боливия, Гватемала, Мексика – вот страны его скитаний. В Мексике он знакомится с Фиделем Кастро. С ним, и его командой они отплывают на Кубу, где, прячась в горах, ведут партизанскую войну с правительственными войсками проамериканского правительства.

В одном из боев Че был ранен. Лечил себя, других. Так как был врачом. В конце концов, революционеры победили. Гавана пала. Че Гевара получил звание команданте.

Но он не мог долго сидеть на одном месте! Эрнесто бросил все, и уехал, потому что его мятежная душа рвалась сделать так, чтобы повсюду царило равенство и братство, то есть то, о чем он читал в юношестве в библиотеке своего отца в работах Ленина и Кропоткина.

В 1966 году в Боливии, где он называет себе Рамоном, Че Гевара был взят в плен и расстрелян. В недавнем интервью генерал Службы внешней разведки России Николай Леонов так сказал про смерть Че: «Если бы они оставили его живым, то не смогли бы приговорить к смертной казни, потому что это сильно напоминало бы историю Иисуса Христа. Они бы не смогли. Американцы помнили, как вел себя Фидель Кастро на процессе после штурма казармы Монкады. На суде он произнес речь, которая, по сути, стала программной для кубинской революции. А Че Гевара обладал не меньшим красноречием, убежденностью, равной нескольким миллионам его судей. Его судить было бы невозможно. Просто бы у судей не хватило ни аргументов, ни оснований для приговора».

Наверное, Че знал, что делал. Так как в последнем письме к своим детям он написал: «Ваш отец был человеком, который действовал согласно своим взглядам и жил согласно своим убеждениям».

Не будем популяризировать имя Че Гевары дальше, делая на нем некий рекламный ролик, возводя его в рекламу мате. Просто то, что в своей жизни Че Гевара его в действительности употреблял – это факт, свидетельством чему служат множество фотографий. Это не миф. Это – реальная жизнь.

Остается только добавить, что в настоящее время есть марка мате «Че». Благодарные потомки гуарани, которые работали на плантациях его отца, думается, с радостью восприняли появление этого бренда.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >