Кто более «социален»: волк или гиеновая собака?

Кто более «социален»: волк или гиеновая собака?

Поражающий воображение натуралистов обычай гиеновых собак делиться с ближним самым необходимым для существования, даже в периоды бескормицы, в засушливые сезоны года и в самом деле так и хочется назвать проявлением полного бескорыстия, чистого альтруизма. На этой почве возникло распространенное мнение о чрезвычайно высоком уровне социализации этих хищников. Порой говорят даже о том, что гиеновая собака, подобно муравью, в принципе не способна выжить в изоляции от себе подобных. Об этом, как полагают, свидетельствует тот факт, что зоологам крайне редко приходилось встречать этих зверей поодиночке. Много сказано о необыкновенном дружелюбии членов стаи по отношению друг к другу, якобы исключающем проявление открытой агрессии и жестких санкций со стороны доминантой по отношению к животным более низкого социального ранга. Не раз подвергали сомнению даже само существование в стае гиеновых собак системы доминирования-подчинения, принуждающей каждую особь знать свое место и не претендовать на большее.

Думается, что попытки изобразить стаю гиеновых собак в качестве некоего идеального содружества равноправных индивидов-альтруистов во многом основаны на недоразумении. Невозможно существование дееспособного коллектива без оговоренного разделения обязанностей, что уже само по себе предполагает определенное неравенство. И в самом деле, мы видели, что ?-самка жестоко третирует всех своих конкуренток, не останавливаясь перед физическим уничтожением детенышей соперницы. Самец-доминант, обычно утрачивающий в пожилом возрасте свой ?-статус, рискует получить хорошую трепку, если в неподходящий момент вознамерится вступить в мимолетную связь с недавно столь благосклонной к нему бывшей супругой. Все это если и отличается, то лишь в степени, а не в качестве, от тех взаимоотношений, которые существуют в группировках млекопитающих, слывущих «менее социальными», чем гиеновые собаки, например в стаях нашего обычного серого волка.

Начать с того, что и у волков, и у гиеновых собак привилегия приносить потомство почти всегда принадлежит лишь одной супружеской паре ?-особей. Основное различие между двумя этими видами хищников состоит в том, что у гиеновых собак привилегированная пара монополизирует право продолжателей рода, силой подавляя половые потенции остальных членов стаи, тогда как у волков доминантная супружеская пара к началу весны уединяется, временно покидая всех прочих своих партнеров по зимней охотничьей стае. После рождения щенков волчицу-мать поначалу снабжает мясом самец — ее супруг, но позже те же обязанности принимают на себя переярки и помощники-прибылые, от назойливого присутствия которых родители-волки постарались временно избавиться с наступлением периода любви. В принципе чета матерых волков способна вырастить выводок и без содействия помощников. Но ведь того же результата нередко добиваются уединившиеся парочки молодых гиеновых собак. Упоминавшийся уже Г. ван Лавик описывает в своей книжке «Соло» похождения молодой самки Лилии и ее супруга Ринго, которые пренебрегли обществом прочих членов стаи и воспитали в уютно обустроенном мамашей логове выводок из 5 щенят. «Молодцы, Лилия и Ринго, — восклицает автор повествования, обнаружив этот выводок, — каких здоровяков вырастили!»

Сравнивая подобным образом особенности коллективной жизни разных видов животных, зоологи часто задаются вопросом: кто из них более, а кто менее «социален». И в самом деле, можно ли считать волка уступающим по уровню социальности гиеновой собаке на том, скажем, основании, что у этих серых разбойников все видимые связи между главной парой производителей и прочими членами стаи прерываются на время рождения выводка, чего не происходит обычно у гиеновой собаки? И если в данном случае положительный ответ вроде бы напрашивается сам собой, решение такого рода задачи отнюдь не всегда оказывается достаточно простым делом.

Прежде всего нам необходимо решить для себя, какие именно черты коллективизма должны быть выдвинуты на первый план, чтобы признать ту или иную стратегию жизни «истинно социальным» способом существования. В. Гамильтон и его последователи-социобиологи ставят во главу угла критерий «репродуктивного разделения труда»: только некоторые члены социума приносят потомство, тогда как другие (обычно — большинство) принадлежат к касте или кастам не способных к размножению особей, несущих обязанности нянек, фуражиров и солдат. Этот принцип в полной мере осуществляется только у общественных насекомых, которые, бесспорно, являют собой животных с необычайно высоким уровнем развития коллективизма и сотрудничества. Забавно, однако, что, приняв подобную систему взаимоотношений за эталон истинной социальности, нам придется вычеркнуть человека из разряда высокосоциальных существ, вопреки попыткам некоторых теоретиков приравнять к стерильным насекомым-рабочим гомосексуалистов или убежденных холостяков, если те помогают воспитывать детей своим близким родственникам.

Судя по всему, предлагаемый социобиологами рецепт оценки уровня социальности нельзя считать вполне удовлетворительным, хотя он и содержит в себе важное рациональное зерно. Речь идет о том, что в общине социальных насекомых размножающиеся (или, как их называют, репродуктивные) особи вообще не способны выжить в отсутствие рабочих, а существование этих последних полностью теряет смысл без индивидов — производителей потомства. Иными словами, разделение жизненных функций достигло здесь такого уровня, что исполнители разных обязанностей становятся всецело зависимыми друг от друга, наподобие органов, каждый из которых по-своему обслуживает некий единый организм. Такое строго дифференцированное разделение обязанностей, бесспорно, один из самых важных показателей весьма высокого уровня развития социальности, ибо никто не может добровольно выйти из содружества, не поставив под удар себя самого и коллектив в целом.

Но, с другой стороны, строгое разделение функций совсем не обязательно должно ограничиваться сферой пола и деторождения, ведь мы делим людей не только на женатых и холостых, но также на электриков, транспортников и связистов, без единения которых современное человеческое общество оказалось бы полностью дезорганизованным. (Именно поэтому всеобщая забастовка работников того или иного профсоюза рассматривается ее участниками как самая действенная форма давления на общество, а всеми прочими его членами — как акция антисоциальная, нарушающая весь привычный уклад их жизни.)

Разумеется, отношения между индивидами, выполняющими в коллективе одинаковые функции, должны быть достаточно лояльными, иначе сотрудничество уступит место хаосу, как это происходит во взаимоотношениях между самками-несушками в коммунах кукушек-ани. Лояльность же между исполнителями одинаковых ролей предполагает осведомленность каждого из них о своем социальном статусе и о статусе своих коллег-конкурентов. Этому как раз и служит система иерархии, предписывающая каждому знать свое место и не перечить понапрасну старшим по рангу.

Лишь при сочетании всех перечисленных условии можно надеяться, что центростремительные тенденции будут устойчиво преобладать над центробежными. Тогда-то коллектив и становится монолитным социальным организмом, способным сохранить свою целостность, преемственность и индивидуальность на протяжении жизни многих поколений. Едва ли можно сомневаться в том, что долговременное существование преемственных группировок — таких, скажем, как коммуна желудевых дятлов или стая гиеновых собак, — это один из самых важных показателей силы социальных связей внутри коллектива и соответственно уровня социализации тех или иных видов животных.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Признаки видовые более изменчивы, чем родовые.

Из книги О происхождении видов путем естественного отбора или сохранении благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь автора Дарвин Чарльз

Признаки видовые более изменчивы, чем родовые. Принцип, обсужденный в предшествующем разделе, может быть применен и к данному вопросу. Общеизвестно, что видовые признаки более изменчивы, чем родовые. Поясним это на простом примере: если бы в более крупном роде растений


ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ СУМЧАТЫЙ ВОЛК УХОДИТ НАВСЕГДА

Из книги Австралийские этюды автора Гржимек Бернгард

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ СУМЧАТЫЙ ВОЛК УХОДИТ НАВСЕГДА Что создано природой — пускай пропадает, а то, что сотворил человек, — надо спасти любой ценой. — «Меняем сумчатого волка на… слона». — Вертолёт гонится за «тасманским тигром». — Украденный труп «Он дошёл до той грани, от


Собака и инфекция

Из книги Здоровье Вашей собаки автора Баранов Анатолий

Собака и инфекция Болезнетворные микробы, бактерии и вирусы находятся в воздухе, пище, воде, а также в организме больных животных, откуда различными путями передаются здоровым собакам. Это не значит, что каждая собака обязательно должна заболеть какой-либо инфекционной


Как заражается собака

Из книги Следы невиданных зверей автора Акимушкин Игорь Иванович

Как заражается собака Источником возбудителя инфекции являются больные собаки и собаки-вирусоносители. В организме больного животного вирус содержится в крови, селезенке, жидкостях грудной и брюшной полостей, в головном и спинном мозгу. Во внешнюю среду вирус чумы


Волк или дворняга

Из книги Племенное разведение собак автора Сотская Мария Николаевна

Волк или дворняга Хищные звери лучше известны людям и лучше изучены, чем обезьяны. Ведь человеку частенько приходилось вступать в борьбу с хищниками, защищая от их нападения свой скот и свою жизнь. Волей-неволей он хорошо изучил своих врагов.Скотоводы и охотники всех


Племенная собака

Из книги Причуды природы автора Акимушкин Игорь Иванович

Племенная собака Вопрос об участии собаки в разведении правильнее всего решить еще до приобретения щенка. Племенного щенка необходимо выбирать особенно тщательно. Выбор должен быть основан на происхождении собаки, качестве помета, из которого происходит щенок и


Красный волк, или дхоле

Из книги Фармацевтическая и продовольственная мафия автора Броуэр Луи

Красный волк, или дхоле Именно этих волков как всесокрушающую грозную лавину, атаковавшую джунгли, изобразил Киплинг в своем "Маугли".В этом смысле против истины он погрешил немного: красные волки, объединившись несколькими семьями, довольно быстро опустошают округу,


Несчастный дьявол — радость для лисы. Почему сумчатый волк на грани истребления

Из книги Бегство от одиночества автора Панов Евгений Николаевич

Несчастный дьявол — радость для лисы. Почему сумчатый волк на грани истребления Коалу мы считаем миловидным животным, кенгуру — забавным, вомбат выглядит стоически, а белка похожа на акробата. Сумчатых животных можно причислить к экзотам, и, как правило, люди относятся к


Опыт сравнительной социологии животных: лев и гиеновая собака

Из книги Жизнь насекомых [Рассказы энтомолога] автора Фабр Жан-Анри

Опыт сравнительной социологии животных: лев и гиеновая собака Сравнивая прайд львов и стаю гиеновых собак, мы, несомненно, обнаружим и тут и там нечто общее. Оба типа группировок состоят из сопоставимого числа индивидов — в среднем около полутора десятков животных в


ФИЛАНТ — ПЧЕЛИНЫЙ ВОЛК

Из книги Следы зверей автора Руковский Николай Николаевич

ФИЛАНТ — ПЧЕЛИНЫЙ ВОЛК Не часто встретишь среди перепончатокрылых насекомых охотника, который ищет дичь не только для своей личинки, но и для себя самого. Нет ничего удивительного в том, что столовая личинки снабжается дичью, но странно выглядит охотник, который


Волк

Из книги По следам минувшего автора Яковлева Ирина Николаевна

Волк Волк относится к пальцеходящим животным. На передних ногах у него по пять пальцев, на задних – по четыре. Большие пальцы передних лап короче остальных, при ходьбе не достигают земли и отпечатков не оставляют. След волка имеет много общего со следом собаки, но есть и


ЗАЯЦ, ВОЛК И ЯГНЕНОК

Из книги Мир животных. Том 5 [Рассказы о насекомых] автора Акимушкин Игорь Иванович

ЗАЯЦ, ВОЛК И ЯГНЕНОК Земля без динозавров выглядела уже вполне обычно. По берегам рек и озер росли привычные нам сосны, кедры, кипарисы, платаны. Из воды торчали обычные камыши и осока. Среди осоки вышагивали журавли и ловили лягушек. В воде плавали пережившие своих


Пчелиный волк!

Из книги От амёбы до гориллы [или Как мозг учился думать] автора Сергеев Борис Федорович

Пчелиный волк! На пути в улей или из улья, но особенно на цветах, где трудолюбивая пчела сосредоточенно собирает нектар или пыльцу и потому не очень-то внимательна к окружающим ее опасностям, два врага (и оба собратья по отряду!) поджидают ее. Оса шершень и оса филантус, она


На пьедестале собака

Из книги Утки тоже делают «это» [Путешествие во времени к истокам сексуальности] автора Лонг Джон

На пьедестале собака Мозг — самый загадочный и наиболее сложно устроенный орган человеческого тела. Он состоит из более 100 миллиардов нервных клеток, соединенных друг с другом с помощью своих отростков. Несмотря на то что сотни ученых многих стран мира с помощью обычных


Глава 12. Мы не более чем млекопитающие

Из книги автора

Глава 12. Мы не более чем млекопитающие Это также показывает, что такие большие органы [пенисы] развиваются несколькими различными путями, которые биологи до сих пор пытаются понять. Таким образом, даже знакомое и понятное человеческое приспособление удивляет нас