ВОЙНА МИРОВ

ВОЙНА МИРОВ

Кто с кем может воевать на Земле? Да кто угодно, но главная великая война идет, не прекращаясь, между представителями разных цивилизаций, или даже миров, — позвоночными, в том числе людьми, и членистоногими. Эти два столь непохожих представительства живых существ схлестнулись в непримиримом противостоянии, которое длится уже не одну сотню миллионов лет. Одни берут числом и уникальной организацией, другие умом и хитростью, но успеха в этой затяжной битве не может одержать ни одна сторона.

Взять, к примеру, обычного комара. Это создание специально приспособилось пить кровушку, чтобы досадить людям и зверям. Причем пьют ее исключительно самки. Ну что им стоило по примеру своих вегетарианцев-мужей питаться нектаром и соком растений? Нет, им подавай свежую кровь! Интересно, чью кровь они пили, когда, по утверждению дарвинистов, на планете не было ни одного теплокровного животного с тонкой кожей. Да и дубленую шкуру зверя, покрытую шерстью, комарам проткнуть нелегко. Складывается впечатление, что самочкам комара с самого начала приглянулась тонкая и нежная человеческая кожа. Ради нее одной они и соорудили у себя на морде зазубренное шило. Как же страдают от него люди! И не столь больно, сколь опасно. Здесь и малярия, и прочие вирусные и инфекционные заболевания. А уж как комары досаждают своим писком по ночам — просто словами не передать. Они чувствуют человека по запаху и слетаются к его усталому телу со всей округи. Не так уж много крови выпьют, а спать не дадут. Но если бы только комары…

Борьба миров.

Взять хотя бы слепней. В летний жаркий день эти бестии просто не дают никому прохода. Страдают от них люди и овцы, коровы и собаки, лошади и козы, грызуны и даже птицы. У этих больших мух кровь пьют тоже только самочки. Хорошо ещё, что наши слепни не такие, как муха цеце, которая пьёт кровь африканцев и их домашней скотины. На мухе цеце сидят мелкие паразиты, которые вызывают у людей и животных сонную болезнь. Оводы хоть и помельче слепней, но характер имеют еще более мерзкий. Некоторые из них откладывают яйца на кожу груди или ног, которую чешут зубами ослы, лошади и козы. Личинки овода, попав в рот, внедряются в язык, где они всей когортой развиваются, а созрев, через пищеварительный тракт выходят наружу.

Самки некоторых насекомых весьма искушены — они прямо на лету вбрызгивают своё потомство в ноздри или глаза животным и человеку. Чтобы избавиться от этих непрошеных гостей, приходится иногда делать операцию. Иначе хищные личинки выгрызут под кожей ходы. Иные предпочитают обитать в носоглотке, а созрев для полета, выходить через ноздри.

Лошади, косули, коровы еще издалека чувствуют овода. Взбрыкивают и, мотая головой, пускаются наутек. Человек овода не чувствует, и в этом его слабость. Да и пристало ли «венцу творения» взбрыкивать и бегать сломя голову от какой-то там мухи? Он борется с оводом с помощью своего ума, придумывая различные способы борьбы. Но все они пока не в силах избавить человека и животных от этой напасти.

А взять хотя бы клеща. Вот уж зараза-то! Если присосался, то будет пить кровь, пока не напьется. Некоторые клещи раздуваются от крови до невероятных размеров. Но главная опасность в том, что они вместе со своими якорями-челюстями вносят в ранку всякие инфекции, к примеру клещевой энцефалит. Чем клещей только не посыпали, сами чуть не отравились, а они все живут и здравствуют. Домового клеща так просто, как лесного, не разглядишь и, в случае чего, не выдернешь из ранки пинцетом. В нашей уютной любимой кровати может обитать целая их популяция, состоящая из 2 млн. особей. Бороться с постельным клещом, похоже, совершенно безнадежное предприятие. И то утешает, что питаются клещи отслужившими чешуйками кожи, а свежее «мясцо» или кровушку не трогают. Однако их экскременты и трупы постоянно залетают нам в горло вместе с потоком воздуха, даже тогда, когда мы спим с закрытым ртом.

Вспомним и о саранче. В 1987–1989 гг. огромная стая саранчи, съев всё зелёное и съедобное от Марокко до Индии, перелетела в Новый Свет, преодолев за десять дней 5 тыс. км.

Центром возникновения стай саранчи считается Мадагаскар и Аравия. Почему это так, никто не знает. Саранча во врага посевов и насаждений превращается из безобидного кузнечика, как показал русский натуралист Уваров. Возможно, однако, что кузнечик является недоразвитой саранчой, который мирно живет до тех пор, пока под влиянием извне не пробуждаются дремлющие саранчовые гены, которые и превращают безобидных стрекачей в грозного врага рода человеческого. У кузнечиков отрастают крылья, меняется характер, а тело приобретает боевую окраску. Саранчевая стая — это слаженный единый организм, который перестраивается на марше, собирается в огромные армии, чтобы, затмив солнце, темной тучей устремиться в свой дальний полет, сметая все на своем пути. Как это ни удивительно, сложным полетом саранчи управляют всего два нейрона головного мозга. Странно, откуда два нейрона (нервные клетки) знают, куда лететь? Может быть, полетом саранчи управляет все тот же великий инстинкт предков, что управляет и поведением общественных насекомых?

О том, что осы и пчелы кусаются, знает каждый. А разговоры о том, что у пчел хороший характер, подогреваются интересами самого человека. Если бы пчелы не давали мед, никто бы и не вспомнил, что у них хороший характер.

В отношении тараканов говорят, что у них мерзопакостный характер. Хотя тараканы так, вероятно, не считают. Тараканов можно тоже отнести к общественным насекомым, только общество их приспособилось жить с человеком бок о бок, являясь для него постоянным источником отрицательных эмоций. Похоже на то, что людям все-таки придется смириться с тараканьей напастью как с неизбежным злом. Несмотря на грандиозный научно-технический прогресс, любые самые изощренные и современные средства просто пасуют перед слаженностью тараканьего войска. Оно всегда готово отведать приготовленное и расставленное по углам «лакомство». Но через некоторое время тараканы возвращаются, потому что искренне и нежно… любят человека и чувствуют характер своего хозяина. У робкого или равнодушного к ним они смелые и сытые. У нетерпя-щего их появления они торопливые и злые. Но таракан, как известно, всегда таракан. Своих привычек он не оставляет никогда. Ему все равно, по чему лазать, где гадить и что есть. К тому же тараканы очень любят совокупляться и делают это без всякого стеснения в присутствии интеллигентных людей и детей, рождая у первых неприятные ассоциации, а у последних многочисленные вопросы.

О том, что тараканы едят наш хлеб, может догадаться каждый, а вот то, что мы «едим» тараканов, знают только специалисты. Их высохшие мумии перетираются в порошок домашними тапками и в виде хитиновых пищевых добавок входят в наш рацион, оседая на пище, попадая в нос и рот вместе с воздухом. Надо ли говорить, что вместе с тараканами мы «едим» массу микробов, которые, очутившись у нас внутри, могут сильно подорвать наше здоровье. О том, как бороться с тараканами, написана масса книг, но борьба пока идет с перевесом на стороне тараканов. Возможно, это они борются с нами, а не мы с ними.

О том, что мухи — переносчики заразы, знает каждый. Новым здесь будет то, что они делают своё чёрное дело специально, из-за желания досадить людям. Недаром Великий кормчий Мао сказал, что мухи — классовый враг. Истреблять их, конечно, надо. Но липучка с трупиками мух, до недавнего времени свисавшая с потолка магазинов, и в гигиеническом, и в эстетическом отношении вряд ли является лучшим решением проблемы. Кардинально не решают проблему и новейшие химические средства.

Если посмотреть на проблему шире, не ограничиваясь только взаимоотношениями человека и насекомых, то перед нашими глазами предстанет захватывающая картина. Все позвоночные животные, а по нашей концепции — потомки людей, неусыпно и неустанно ведут борьбу с насекомыми и еще шире — со всеми членистоногими. Они их поедают в огромных количествах (только ими и живут птицы, амфибии, ящерицы и т. д.). Они устроили из своих желудков и кишечников настоящее кладбище для «иноверцев». Даже порой кажется, что они превратились в узких специалистов по поеданию насекомых ради священных принципов этой борьбы. Если это так, то люди деградировали в животных, а многорукие существа деградировали в членистоногих исключительно из-за того, что между ними завязалась великая схватка, грозящая, однако, превратиться в вечную… Никто из её участников уже не помнит причин ссоры. Вероятно, виновата ксенофобия (неприятие чужака). Все действующие лица схватки поступают вполне автоматически, нисколько не задумываясь над содеянным. Раскаянье за убийство у них не наступает, а наоборот, их переполняет чувство выполненного долга. У всех присутствует желание вести борьбу до победного конца.

Хорошо бы было предложить долгожданный мир. Но скорее всего многочисленные бойцы, так хорошо приспособленные к этой борьбе, попривыкли и попритерлись друг к другу. Так что если насекомые и животные прекратят хоть на миг свое сражение, то в тот же миг умрут от голода и безысходности, так как превратиться обратно в людей они уже не смогут никогда! Как переделать клювы, крылья, клейкие языки и лапы в человеческие руки, ноги и лицо? А комариные стилеты, муравьиные челюсти — в благообразные лики многоруких ангелов? Не говоря о хищных привычках, циклах развития, жалах и ядовитых железах…

С человеком сложнее. Ему ни в коем случае нельзя идти дорогой, проторенной его деградировавшими предшественниками, уповая на всесилие технического прогресса. Надо встать над схваткой. Может быть, с членистоногими можно договориться по-хорошему… Ведь это только нам кажется, что они не понимают человеческого языка.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 4 Война против акул

Из книги Тени в море автора Мак-Кормик Гарольд

Глава 4 Война против акул «Никогда не следует забывать, — предупреждает нас доктор Перри Джилберт, председатель КИА, — что пока еще акулы для нас загадка. Мы знаем сравнительно мало о повадках акул, об условиях, вызывающих их нападения, о том, что именно в поведении


Отечественная война

Из книги Во имя человека автора Поповский Александр Данилович

Отечественная война Великая Отечественная война.Снова в котлованах трудились хирурги. Достойное место в работе госпиталей заняла анестезия; большинство операций делалось под новокаином. Против шока все чаще применялась блокада; при газовой гангрене, помимо разрезов и


Глава 9 Болезням объявлена война

Из книги Краткая история биологии [От алхимии до генетики] автора Азимов Айзек

Глава 9 Болезням объявлена война ВакцинацииРассматривая дискуссии относительно эволюции и витализма, важно не забывать, что человеческий интерес к биологии вырос из практического интереса к медицине; нарушения функционирования организма были «закваской» научных


Среди умерших миров

Из книги В дебрях времени автора Чижевский Герман Михайлович

Среди умерших миров Не знаю почему, но инстинктивно я зажмурился. Мысли вдруг сразу разбежались, как трусливые кролики при виде коршуна. Странная пустота возникла в голове. Появилось отвратительное ощущение падения в пропасть. Тело утратило вес, и к горлу подступила


Мир и война

Из книги Бегство от одиночества автора Панов Евгений Николаевич

Мир и война Изучение этносов, сохранивших черты первобытно-общинного строя, — это всегда экскурсия в мир поражающих воображение, зачастую плохо понятных стороннему наблюдателю верований, обычаев и ритуалов. Но более всего ученых-этнографов и социологов удивляет


Аллея третья: ВОЙНА С ГИАЦИНТАМИ

Из книги По аллеям гидросада автора Махлин Марк Давидович

Аллея третья: ВОЙНА С ГИАЦИНТАМИ Растения этой аллеи нежные и хрупкие — зеленые округлые листочки, соцветие колосовидное, напоминающее соцветие гиацинта. Это растение в обиходе называют водным гиацинтом, а научное его название — эйхорния (Eichornia crassipes). Весной, когда в


ВОЙНА ЗВЕРЕЙ И ЯЩЕРОВ

Из книги По следам минувшего автора Яковлева Ирина Николаевна

ВОЙНА ЗВЕРЕЙ И ЯЩЕРОВ В триасовом периоде звероподобные, которых уже можно по праву называть зверями или млекопитающими (что одно и то же), жестоко расплачиваются за свое родство со стегоцефалами. Именно благодаря тому, что признаки амфибий взяли в них верх над


Приложение II Эволюция космоса и жизни: вечная инфляция, теория «мира многих миров», антропный отбор и грубая оценка вероятности возникновения жизни[150]

Из книги Логика случая [О природе и происхождении биологической эволюции] автора Кунин Евгений Викторович

Приложение II Эволюция космоса и жизни: вечная инфляция, теория «мира многих миров», антропный отбор и грубая оценка вероятности возникновения жизни[150] Пер. П. АверинаКраткое введение в инфляционную космологию для неспециалистовТеория «мира многих миров» (МММ),


Борьба миров

Из книги Когда отступает фантастика автора Лысогоров Новомир Васильевич

Борьба миров Я должен заранее предупредить читателя, что в этом очерке он не встретит ни пауконогих уэллсовских марсиан, ни воинственных покорителей многих галактик с Альдебарана, блестяще описанных Станиславом Лемом. И вообще речь пойдет не о космосе. Но война будет. С


Глава 3. Тридцатилетняя война

Из книги Паразиты: Тайный мир автора Циммер Карл

Глава 3. Тридцатилетняя война О роза, ты больна. Во мраке ночи бурной Разведал червь тайник Любви твоей пурпурной. И он туда проник, Незримый, ненасытный, И жизнь твою сгубил Своей любовью скрытной. Уильям Блейк. Больная роза[2] Как паразиты провоцируют нашу иммунную


8. Война — наследственное проклятье человечества

Из книги Хозяева Земли автора Уилсон Эдвард

8. Война — наследственное проклятье человечества «История — это кровавый чан», — писал в 1906 году Уильям Джемс1 в своем эссе «Моральный эквивалент войны» — пожалуй, лучшем антивоенном произведении из когда-либо написанных. «В наше время война обходится так дорого, —


Глава 13. Война спермы: чего не могут рассказать открытия палеонтологии

Из книги Утки тоже делают «это» [Путешествие во времени к истокам сексуальности] автора Лонг Джон

Глава 13. Война спермы: чего не могут рассказать открытия палеонтологии Ничего, или почти ничего, в размножении животных нет осмысленного, если только не рассматривать репродукцию в свете соревнования спермы. Профессор Тим Беркхед Скандальная книга Робина Бейкера «Войны


Лемминги и война букв

Из книги Секс и эволюция человеческой природы автора Ридли Мэтт

Лемминги и война букв За исключением некоторых жительниц Нанси, пол у людей определяется хромосомами. Когда вас зачинали, на яйцеклетку вашей мамы охотились два типа папиных сперматозоидов: один содержал X-хромосому, другой — Y-хромосому. Тот, который оказался первым, и