Эпилог Самоодомашнившаяся обезьяна

Эпилог

Самоодомашнившаяся обезьяна

Вотще за Богом смертные следят.

На самого себя направь ты взгляд;

Ты посредине, такова судьба;

Твой разум темен, мощь твоя груба.

Для скептицизма слишком умудрен,

Для стоицизма ты не одарен;

Ты между крайностей, вот в чем подвох;

И ты, быть может, зверь, быть может, Бог;

Быть может, предпочтешь ты телу дух,

Но смертен ты, а значит, слеп и глух,

Коснеть в невежестве тебе дано,

Хоть думай, хоть не думай — все равно.

Александр Поуп. «Опыт о человеке» (пер. В. Микушевича)

Исследование человеческой природы находится примерно на том же уровне, что и исследование человеческого генома. Которое, в свою очередь, развито приблизительно так же, как и география в эпоху Геродота. Несколько фрагментов мы знаем более или менее подробно, некоторые крупные области — приблизительно, но нас все еще ожидают огромные сюрпризы, а наши знания изобилуют ошибками. Если мы сможем освободиться от бесплодного догматического диспута о природе и воспитании, то постепенно сможем открыть и остальное.

Но, подобно Меркатору, которому для корректного отображения на карте относительных размеров Африки и Европы потребовалось использовать перспективу, задаваемую широтой и долготой, для понимания человеческой природы нам жизненно необходима перспектива, учитывающая наши знания о других животных. Невозможно исследовать социальные повадки плавунчика, полынного тетерева, морского слона или шимпанзе по отдельности. Вы, конечно, можете описать их у каждого из этих видов в мельчайших деталях: одни относительно полиандричны, другие токуют, третьи защищают гаремы, четвертые образуют подвижные по составу объединения. Но лишь в эволюционной перспективе вы можете действительно понять, почему все это так, а не иначе. Только тогда вы увидите, какую роль в формировании именно такой их природы сыграли различия в родительском вкладе, местообитании, питании и историческом багаже. Игнорировать возможность сопоставления с другими животными только из высокомерного убеждения в том, что мы — единственные способные к обучению существа, умеющие управлять своей природой по собственной прихоти — безумие. Поэтому не приношу никаких извинений за то, что под одной обложкой у меня поселились и животные, и люди.

Даже цивилизованность не дает нам права напяливать на себя венец уникальности. Мы одомашнены, как любые собака или корова — возможно, даже большее них. При этом, мы избавились от многих инстинктов, заложенных нашей плейстоценовой природой — подобно коровам, лишившимся в процессе одомашнивания многих повадок плейстоценовых туров. Но поскреби буренку — найдешь тура: выпущенное в лес стадо молочных коров вскоре станет полигамным, и самцы, как десятки тысяч лет назад, начнут состязаться за статус. Брошенные собаки снова становятся территориальными стайными хищниками, возглавляемыми одним самцом, монополизирующим размножение. А вот выпущенная в африканскую саванну компания молодых британцев вряд ли полностью воссоздаст социальное устройство наших предков. Люди, вероятнее, умрут от голода — настолько зависимыми от культурных традиций, помогающих добывать пищу и иметь кров над головой, мы стали за многие тысячелетия. Но то социальное устройство, которое они создаст эта гипотетическая компания, в любом случае, не окажется чем-то совсем нечеловеческим. Как показали многочисленные «естественные» эксперименты по созданию свободного общества (включая Раджнешпурам в штате Орегон), любое человеческое сообщество всегда создает социальную иерархию и всегда же распадается на элементарные ячейки. Целостность последних обеспечивается носящими собственнический характер сексуальными связями образующих их индивидов.

Человек — это:

• самоодомашнившееся животное;

• млекопитающее;

• обезьяна;

• социальная обезьяна;

• обезьяна, самец которой проявляет инициативу при ухаживании, а самка обычно покидает родную группу;

• обезьяна, самец которой — хищник, а самка — травоядный собиратель;

• обезьяна, самцы которой относительно иерархичны, а самки — относительно эгалитарны;

• обезьяна, самцы которой вносят необычно большой вклад в выращивание потомства, обеспечивая своих партнерш и детей едой и защитой;

• обезьяна, у которой моногамная парная связь является правилом, но многие самцы вступают в сексуальные связи на стороне, а отдельные становятся полигамными;

• обезьяна, самки которой, живущие с низкоранговыми самцами, обычно изменяют им — чтобы получить доступ к генам более высокоранговых самцов;

• обезьяна, ставшая объектом удивительно интенсивного обоюдно направленного полового отбора (в результате которого сформировались многие особенности строения женского тела — губы, грудь, талия) и работы мозга у представителей обоих полов (песни, состязательность, стремление к высокому социальному статусу), задачей которых является победа в борьбе за половых партнеров;

• обезьяна, у которой выработался удивительный набор новых инстинктов — умение учиться по ассоциации, общаться с помощью речи и передавать традиции.

Но все-таки обезьяна.

Половина идей, высказанных в этой книге — наверняка ошибочна. История человеческой науки в этом смысле, вообще, не очень обнадеживает. Евгеника Гальтона, бессознательное Фрейда, социология Дюркгейма, культурная антропология Мид, бихевиоризм Скиннера, ранние исследования Пиаже и даже социобиология Уилсона в ретроспективе оказываются испещрены ошибками и ложными предположениями. Разумеется, подход с позиций Черной Королевы — просто еще одна глава в этой сказке. Несомненно, политизация высказанных здесь мыслей и предвзятое отношение к ним причинят не меньше вреда, чем причинили любым другим попыткам понять человеческую природу. Западная культурная революция, называющая себя политической корректностью, несомненно, будет душить любые не устраивающие ее исследования — например, изучение ментальных различий между мужчинами и женщинами. Иногда мне кажется, что мы никогда не сможем понять себя, ибо какая-то часть нашей природы заставляет нас переводить любые поиски на рельсы удовлетворения ее — нашей амбициозной, нелогичной, манипулятивной и религиозной натуры — потребностей. «Не было еще менее удачной попытки литературного творчества, чем мое „Исследование человеческой природы“ („Treatise of Human Nature“). Выходя из-под печатного пресса, оно уже было мертворожденным», — написал Дэвид Хьюм.

Но затем я вспоминаю о том, как много нового мы узнали со времен Хьюма. И что сегодня мы ближе к пониманию человеческой природы, чем когда-либо раньше. Правда, полного и окончательного не достигнем никогда. Возможно, это даже к лучшему. Но до тех пор, пока мы способны задаваться вопросом «почему?», у нас есть великая цель.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Глава 3. ЧЕЛОВЕКООБРАЗНАЯ ОБЕЗЬЯНА НОВОГО СВЕТА

Из книги По следам загадочных зверей [= По следам неизвестных животных] автора Эйвельманс Бернар

Глава 3. ЧЕЛОВЕКООБРАЗНАЯ ОБЕЗЬЯНА НОВОГО СВЕТА Помните ли вы странную историю, происшедшую с Кандидом и его верным другом Какамбо, когда они заблудились, путешествуя по Амазонии?Услышав крики, которые должны были принадлежать испуганным женщинам, они устремились,


Чем выше лезет обезьяна, тем лучше виден голый зад

Из книги Непослушное дитя биосферы [Беседы о поведении человека в компании птиц, зверей и детей] автора Дольник Виктор Рафаэльевич

Чем выше лезет обезьяна, тем лучше виден голый зад Тут уместно сказать, что у человека запретна вся сфера зада, а также многое с ней связанное, например, публичная дефекация, чего нет у животных. Зад, промежность и половые органы человек издревле прятал под набедренными


ЮЖНАЯ ОБЕЗЬЯНА

Из книги Антропологический детектив. Боги, люди, обезьяны... [с иллюстрациями] автора Белов Александр Иванович

ЮЖНАЯ ОБЕЗЬЯНА После долгих споров, препирательств, разочарований и неудач мировое научное сообщество пришло к соломонову решению. Было определено, что переходное звено между обезьяной и человеком появилось в Африке, как это и предсказывал мудрый Дарвин. Из Африки


О ЧЁМ ЗАБЫЛА ОБЕЗЬЯНА?

Из книги История одной случайности [или Происхождение человека] автора Вишняцкий Леонид Борисович

О ЧЁМ ЗАБЫЛА ОБЕЗЬЯНА? Многие древние учения едины в утверждении, что все живое имеет единого предка — прачеловека. По типу человеческого тела строится любая живая форма на Земле — это аксиома, которой даже не требуются доказательства. Если живое существо, деградируя,


Эпилог

Из книги Эволюция: Триумф идеи автора Циммер Карл

Эпилог Следует ли инфицировать галактику?Нам осталось обсудить еще одну тему. Даже если окажется, что мы никогда точно не узнаем, как именно зародилась когда-то жизнь здесь, все же в будущем мы можем столкнуться с практическим вопросом: должны ли мы попытаться породить


ЧЕМ ВЫШЕ ЛЕЗЕТ ОБЕЗЬЯНА, ТЕМ ЛУЧШЕ ВИДЕН ГОЛЫЙ ЗАД

Из книги Мозг рассказывает [Что делает нас людьми] автора Рамачандран Вилейанур С.

ЧЕМ ВЫШЕ ЛЕЗЕТ ОБЕЗЬЯНА, ТЕМ ЛУЧШЕ ВИДЕН ГОЛЫЙ ЗАД Тут уместно сказать, что у человека запретна вся сфера зада, а также многое с ней связанное, например публичная дефекация, чего нет у животных. Зад, промежность и свои половые органы человек издревле прятал под


11. Разговорчивая обезьяна

Из книги Эволюция человека. Книга 1. Обезьяны, кости и гены автора Марков Александр Владимирович

11. Разговорчивая обезьяна Социальные корни эволюции человекаСамый очевидный способ отличить нас, людей, от миллионов других обитающих на Земле видов — взглянуть на сделанные человеком вещи. Даже с расстояния в тысячи километров признаки нашей деятельности бросились


Эпилог

Из книги Секс и эволюция человеческой природы автора Ридли Мэтт

Эпилог …И воздушным теням дарует и обитель, и названье… Уильям Шекспир Одной из главных тем этой книги шла ли речь об образе тела, зеркальных нейронах, эволюции языка или аутизме был вопрос о том, как ваше внутреннее «я» взаимодействует с миром (в том числе и с социальным


Обезьяна берет каменный нож

Из книги автора

Обезьяна берет каменный нож У австралопитеков, с которыми мы познакомились в предыдущей главе, мозг был не больше, чем у шимпанзе. Поэтому кажется естественным думать, что и по уровню интеллекта они не превосходили нынешних «нечеловеческих человекообразных». С другой


ЭПИЛОГ

Из книги автора

ЭПИЛОГ ЗИ: На самом деле наша книга — о сексе и любви, о вещах, необычайно важных в жизни, приносящих в нее счастье и вносящих в нее смысл. Важно уметь беречь отношения, лелеять чувства. Поиск помощи у терапевтов или сексологов — форма заботы о партнере, о крепости союза.


Обезьяна, которой это удалось

Из книги автора

Обезьяна, которой это удалось Около 18 млн лет назад в Африке жили десятки видов человекообразных; Азия в этом отношении тоже не отставала. В течение последовавших 15 млн лет большинство этих видов вымерли. Марсианский зоолог, который прилетел бы в Африку около 3 млн лет