Если бы мы смогли взглянуть на нашу планету 160 миллионов лет назад, то нас прежде всего поразили бы непривычные для глаз очертания материков.

Ближе к Северному полюсу — простертая в широтном направлении Лавразия. Ближе к Южному — расколовшаяся на три части Гондвана.

Море Тетис узкой полосой разделяет два некогда великих и монолитных материка. Теперь один из них медленно расползается по швам. К северо-западу стремится Южная Америка, пока еще накрепко спаянная с Африкой. Антарктида с Австралией остаются на месте в цепком единении.

Кроме непривычных очертаний материков, непривычно и отсутствие снежных шапок. На всей Земле снова теплый и дождливый климат.

Вернулось вечное лето.

Но в истории, как вы заметили, ничто полностью не повторяется. И тепло юры было не совсем таким, как тепло карбона. Разница заключалась в том, что в карбоне не было климатических зон. Везде было одинаково жарко и одинаково дождливо.

В юре до снега дело тоже не доходило. Но в Сибири и на Шпицбергене росли хвойные деревья. В северной умеренной области расселились гинкговые.

В средних широтах — цикадовые.

Причем хвойные имели хорошо выраженные годичные кольца, что как раз и наводит на мысль, что тепло теплу рознь. Было потеплее, было и похолоднее, да так, что деревья рост замедляли. И вообще раз одни и те же растения встречались не по всей Земле, а были приурочены к определенным широтам, значит, были в те времена климатические зоны.

Были даже места с засушливым климатом, но, правда, на очень незначительных площадях. У нас такое место обнаружено в Таджикистане.

Но некоторое разнообразие климата на Земле не мешало буйному развитию растительного царства, и угленакопление шло почти с той же скоростью, что и в карбоне.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >