БОЛЬШИЕ ЗАБОТЫ МАЛЕНЬКОЙ ДВИНИИ

БОЛЬШИЕ ЗАБОТЫ МАЛЕНЬКОЙ ДВИНИИ

Кончилась короткая прохладная ночь пермского лета. Как всегда, первым проснулся ветер, вдруг всколыхнувший сонные лапы вальхий и седые от росы веера папоротников. Затем проснулась вода, поймавшая еще неяркие перламутровые отблески облаков. Небо и вода стали розоветь, алеть, отливать багрянцем, мерцать золотом и кармином. И вдруг солнце хлынуло дымными пологими струями сквозь бесконечную колоннаду леса.

Утих ветер, и утих лес. Он еще не обрел собственного голоса — голоса птиц, а животные, что проснулись в зарослях папоротников, встретили утро молчанием. Молчала и двиния — маленькое усатое существо, затаившееся между корнями вальхий. Оцепенение ночи спадало с нее волнами, в такт участившимся толчкам сердца, и с каждым ударом возвращались ощущения дня, главным из которых было ощущение голода. Особенно острым оно было сейчас, когда вместе с ее сердцем стучало сердце детеныша, бережно зажатого набрякшими складками брюха.

Только одно, желтоватое и шершавое, как пергамент, яйцо откладывала двиния в период дождей и не доверяла его ни влажной хвое, ни теплому прибрежному песку. Детеныш проклюнулся вчера. Слепой и беззубый, он не только не мог начать свою собственную охоту, но и просто прожить самостоятельно несколько часов в жаркой сухости дня. Материнская сумка как бы возвращала его в сытую и влажную темноту яйца. Она давала спасительную отсрочку перед окончательной встречей с миром опасностей и борьбы. Зато двойная тяжесть этой борьбы за жизнь ложилась теперь на маленькую двинию.

Крохотный мозг двинии не утруждал себя перебором бесчисленных вариантов и не ставил преграду сомнений и страхов между побуждением и действием. Мгновение спустя она уже бежала мелкой трусцой сквозь заросли папоротников, смешно выворачивая передние лапки.

Воздух гудел басовитым пением жуков, густо облепивших сочные глянцевитые листья пурсонгий, но этот звук не достигал ушей двинии. Да и нельзя было назвать ушами крохотные дырочки слухового прохода. Совсем другой компас вел двинию по тропе охоты. Сейчас ее влажный нос отчетливо различал невидимые трассы аппетитных запахов, которые оставляли жуки в парном воздухе утра.

Нос, сложное устройство для анализа запахов, занимавшее почти полчерепа зверозубых, был «секретным оружием» этого племени. Другие обитатели суши, за исключением насекомых, не знали и никогда не узнали ничего подобного.

Одна трасса спустилась к земле. Жук тяжело шлепнулся в листья, и почти сейчас же его изумрудный панцирь захрустел в зубах двинии. Полный ассортимент зубов — клыки, резцы, коренные и предкоренные — тоже был последней «новинкой» эволюции, отличавшей двиний даже от ближайших родичей.

А зверек все продолжал свой бег сквозь утренний лес, по-ежиному топая когтистыми лапками. Время от времени чуткая усатая мордочка выхватывала из влажной листвы таракана или мокрицу. Но голод не отступал, и голодная слюна снова и снова заполняла рот. Двиния, ростом с котенка, обладала поистине великанским аппетитом. За день ей предстояло съесть не меньше, чем она весила сама. Это была неизбежная плата за потеплевшую кровь, за учащенное биение сердца, неуклюжую рысцу, за влажную, сочащуюся молоком кожу брюха, которую обсасывал детеныш, за все удачи и просчеты бесчисленных предков. Но безошибочный инстинкт тех же предков вел двинию именно туда, где она могла утолить голод.

Лес отстал на высоком откосе. Двиния скользнула вниз, навстречу речным запахам, навстречу ослепительному песку пляжа, навстречу шершавым серо-зеленым глыбам, четко обозначившим границу воды. А над пляжем, над глыбами, плясала и кружила белая метель подёнок. Миллионы хвостатых личинок ползли под водой к берегу, чтобы взлететь ненадолго к солнцу и дать начало новому поколению водных жителей. Затем они хлопьями падали в воду и на песок, сливаясь в живые сугробы трепещущих крыльев и бледно-зеленых тел. К этому изобилию и рванулась двиния, когда принятый носом сигнал тревоги заставил ее вжаться в песок и свирепо ощерить клыки.

У самой кромки воды брел аннатерапсид — родич и враг, увеличенная до размеров фокстерьера копия самой двинии. Аннатерапсида не интересовали поденки. Любимой добычей этого предшественника шакала были проворные сухопутные крокодильчики — эозухии. Впрочем, он охотно съел бы и двинию, и любое мелкое позвоночное.

Аннатерапсид подхватил с отмели сухой рыбий хвост, пожевал его, выплюнул и принюхался. Его длинный голый хвост возбужденно задвигался, редкая белесая шерсть поднялась дыбом, а губа вздернулась, обнажая зубы. Теперь он тоже учуял двинию.

Маленькая двиния бесстрашно ползла навстречу врагу. Все ее мышцы напряглись в ожидании отчаянной схватки. Исчезли запахи и ощущения, исчезли вода и берег. Остались лишь сузившиеся щели зрачков аннатерапсида.

Но тут дрогнула земля, вздохнул воздух, и аннатерапсид исчез, а зеленые глыбы на берегу рухнули в воду, подняв фонтаны брызг. Это был не обвал и не землетрясение. Двиния и ее враг случайно оказались на охотничьей тропе иностранцевии — родича-великана, равного которому не было среди обитателей пермской суши. Лапа иностранцевии взрыла песок у самой головы двинии, а могучий хвост отбросил оглушенного аннатерапсида, как футбольный мяч…

Мгновение спустя зеленые глыбы — потревоженное стадо рептилий-парейазавров — уже пенили воду у самой середины реки, а за ними вздымала буруны усатая и клыкастая голова иностранцевии.

А двиния уже прыгнула в сугроб поденок. Прошлого для нее не было. Был голод. Был детеныш, теребящий брюхо мягкими губами. Было будущее. Сейчас глазки двинии блестели почти осмысленно, как бы предвещая скорое торжество чадолюбивых млекопитающих. Но это был только мираж…

Двиния и аннатерапсид относятся к наиболее прогрессивной ветви зверозубых ящеров. По многим признакам они резко отличаются от настоящих рептилий и очень похожи на современных однопроходных млекопитающих — утконоса и ехидну. Сейчас ученые считают, что эта группа зверозубых и дала начало млекопитающим, которые появились в геологической летописи только через десятки миллионов лет. Звероподобные ящеры — это еще не звери: они сохраняют множество примитивных особенностей, в том числе признаков, характерных для амфибий. Мозг их чрезвычайно мал и неразвит. Удивительные по своему облику звероподобные ящеры связывают млекопитающих не с рептилиями, а непосредственно с древнейшими земноводными. Все звероподобные питались животной пищей, а некоторые из них были опасными хищниками. Есть основания предполагать, что зверообразные ящеры вынашивали свои яйца в особой складке на брюхе. Вылупившиеся детеныши питались выделениями специальных желез, предшественницами молочных желез млекопитающих

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

Самые большие в мире раковины

Из книги Исчезнувший мир автора Акимушкин Игорь Иванович

Самые большие в мире раковины Даже у святого Георгия были конкуренты: не только он повелевал змеиным царством. Нашлись у бога другие угодники, которые избрали своей профессией борьбу с опасными змеями.Один английский историк описывает Ирландию XVI века: «Между тем в


Значение заботы о потомстве

Из книги Основы зоопсихологии автора Фабри Курт Эрнестович

Значение заботы о потомстве Большое значение, особенно у незрелорождающихся животных, приобретает родительская забота о потомстве, т. е. действия животных, обеспечивающие или улучшающие условия выживания и развития потомства. В процессе эволюции у многих групп


Свадебные танцы и увы, семейные заботы

Из книги Первопоселенцы суши автора Акимушкин Игорь Иванович

Свадебные танцы и увы, семейные заботы Это редкое и незабываемое зрелище! К сожалению, немногим из людей повседневные заботы позволяют присутствовать на спектаклях, которые по весне церемонно разыгрывают пауки-волки перед капризными своими паучихами. Доктор Бристоу


Какие бабочки самые большие?

Из книги Новейшая книга фактов. Том 1 [Астрономия и астрофизика. География и другие науки о Земле. Биология и медицина] автора Кондрашов Анатолий Павлович


Большие цветы

Из книги В мире насекомых с фотоаппаратом автора Мариковский Павел Иустинович

Большие цветы При слове «цветы» мы обыкновенно представляем себе нечто яркое, нежное и радостное. Любуясь жизнерадостностью малых ребят, мы говорим: «Дети — цветы жизни». Между цветами и нашей детворой есть глубокое сходство: и те и другие напоминают нам о вечном


БОЛЬШИЕ ПОРТРЕТЫ МАЛЕНЬКИХ ЖИВОТНЫХ

Из книги Маленькие труженики гор [Муравьи] автора Мариковский Павел Иустинович

БОЛЬШИЕ ПОРТРЕТЫ МАЛЕНЬКИХ ЖИВОТНЫХ Эмпуза Эмпуза — очень, очень своеобразна. Брюшко торчит кверху, в отростках и похоже на колючку или семячко. К брюшку причленены какие-то несуразные палочки-ноги. Голову эмпузы венчают совсем коротенькие, чуть закрученные усики, а


Маленькие и большие сборщики

Из книги Муравьи, кто они? автора Мариковский Павел Иустинович

Маленькие и большие сборщики Холмистые предгорья Заилийского Алатау разукрасились белыми и лиловыми мальвами, осотом, татарником, кое-где желтеет молочай. Иногда под его зонтиком-цветком все черно: это обосновались тли. Им хорошо и в тени, и в тепле. Возле тлей как всегда


Враги большие и маленькие

Из книги Новейшая книга фактов. Том 1. Астрономия и астрофизика. География и другие науки о Земле. Биология и медицина автора Кондрашов Анатолий Павлович

Враги большие и маленькие Белоногий наездникНад краем муравейника рыжего лесного муравья в воздухе, усиленно работая крыльями, повисло, крошечное насекомое. Вот оно метнулось в сторону и снова застыло, переместилось чуточку вперед, задержалось на одном месте и,


Большие загадки муравьиной жизни

Из книги Мир животных. Том 5 [Рассказы о насекомых] автора Акимушкин Игорь Иванович

Большие загадки муравьиной жизни Наблюдая муравьев на каждом шагу, встречаешься с загадками их жизни. Весь мир муравьев — сплошная загадка. Как читатель может убедиться, в этой книге описаны многочисленные интересные факты жизни муравьев, свидетелем которых удавалось


Какие бабочки самые большие?

Из книги Занимательная ботаника автора Цингер Александр Васильевич

Какие бабочки самые большие? Самая крупная дневная бабочка – самка птицекрыла королевы Александры (Ornithoptera alexandrae), обитающая на юго-востоке Папуа (остров Новая Гвинея). Размах ее широких крыльев достигает 26 сантиметров. Еще более крупные экземпляры встречаются среди


Где живут самые большие лягушки?

Из книги Мир животных автора Ситников Виталий Павлович

Где живут самые большие лягушки? Самые большие в мире лягушки – голиафы (Rana goliath) – обитают в порожистых реках джунглей Камеруна и Рио-Муни (континентальной части Экваториальной Гвинеи). Длина взрослого голиафа может достигать 32–42 сантиметров, масса – 3,5 килограмма (по


Где живут самые большие рептилии?

Из книги автора

Где живут самые большие рептилии? Крупнейшей из всех современных ящериц является комодский, или гигантский, варан (Varanus komodoensis), сохранившийся на островах Комодо, Ринджа и Флорес Малайского архипелага. Самые крупные экземпляры превышают 3 метра в длину (обычно около 1


Свадебные танцы и, увы, семейные заботы

Из книги автора

Свадебные танцы и, увы, семейные заботы Это редкое и незабываемое зрелище! К сожалению, не многим из людей повседневные заботы позволяют присутствовать на спектаклях, которые по весне церемонно разыгрывают пауки-волки перед капризными своими паучихами. Доктор У. Бристоу


Большие цветы

Из книги автора

Большие цветы При слове «цветы» мы обыкновенно представляем себе нечто яркое, нежное и радостное. Любуясь жизнерадостностью малых ребят, мы говорим: «Дети — цветы жизни». Между цветами и нашей детворой есть глубокое сходство: и те и другие напоминают нам о вечном