В. П. АМАЛИЦКИЙ И БУДНИ ПАЛЕОНТОЛОГА

В. П. АМАЛИЦКИЙ И БУДНИ ПАЛЕОНТОЛОГА

В конце прошлого века первый русский «охотник за ископаемыми», Владимир Прохорович Амалицкий, изучал пермские отложения в Среднем Поволжье и обнаружил в них пресноводных моллюсков. Ракушки оказались совершенно непохожими на те, что встречались в таких же слоях в Европе. Это озадачило Амалицкого и подтолкнуло к решительным действиям.

Он едет в Лондон, чтобы поработать в его музеях. Ведь Британская империя расползлась тогда по всему свету и английские геологи собирали коллекции на всех континентах.

Каковы же были удивление и радость Амалицкого, когда он обнаружил своих поволжских знакомцев в коллекциях из пермских отложений Южной Африки. И было чему радоваться! Ведь именно Южная Африка недавно удивила палеонтологов поразительными открытиями. Там, в суровых плоскогорьях Карру, ученые нашли огромное, ни с чем не сравнимое кладбище пермских наземных животных. Это были уже не стегоцефалы, хорошо знакомые по карбоновым находкам, а первобытные рептилии, ящеры.

Огромные, неуклюжие, с грубыми толстыми костями, они резко отличались от всех известных до того ископаемых и современных рептилий.

Особенно ошеломляюще выглядели дицинодонты — приземистые ящеры с двумя моржовыми клыками на верхней челюсти и парейазавры, жабьи головы которых украшены фантастическими выростами и гребнями, а туловище напоминало четвероногую бочку.

Вместе с ящерами нашли множество отпечатков растений и раковины моллюсков. Те самые раковины, которые рассматривал в Британском музее Амалицкий, те, что были так похожи на его волжские находки. Это навело ученого на мысль, что остальной органический мир пермского периода Северной России должен быть тоже сходен с южноафриканским. То есть рано или поздно в России удастся найти листья африканских растений глоссоптерисов, найти остатки парейазавров и дицинодонтов.

Нельзя сказать, что идеи Амалицкого нашли поддержку среди других палеонтологов и геологов, но это не охладило его энтузиазма. Из года в год он на скудные средства, которые выделяло ему Петербургское общество естествоиспытателей, отправлялся на Север и исследовал обнажения берегов рек Сухоны и Северной Двины.

Вот как сам Амалицкий описывает эти экспедиции: «Пришлось купить небольшую лодку, нанять двух гребцов и таким образом путешествовать по Сухоне и Северной Двине, все время под открытым небом, укрываясь под навесом лодки ночью и в дождливую погоду. Так путешествовали мы с женой каждое лето с 1895 по 1898 год, привыкли к гнусу и мошкаре, приспособились при самых скудных питательных средствах и при громадном аппетите иметь обед и ужин (я умалчиваю об его достоинствах), выучились под проливным дождем раскладывать костер, а при сильной буре находить на реке такие «гавани», где наша лодка была в совершенной безопасности, и мы спали в ней так же спокойно, как у себя дома; наконец мы узнали цену самого обыкновенного комфорта и перестали даже понимать, как можно быть неврастениками. Климат на севере, хотя и очень неприятный, но, вероятно, очень здоровый, ибо мы ни разу не испытывали никакой простуды, хотя приходилось жить на реке, то есть в постоянной сырости и туманах, проводить там целые недели во время хиуса (северный ветер), сопровождаемого пронизывающим холодом и непрерывными дождями, и ночевать в августе при инее, когда температура воздуха понижалась до 1–2 градусов ниже нуля».

Далее он пишет: «Наконец, после четырех лет исследований, главная цель была достигнута: действительно в верхнепермских отложениях, развитых в нижнем течении Сухоны и в верхнем течении Северной Двины, удалось отыскать много остатков растений — глоссоптерисов и пресмыкающихся — дицинодонтов и парейазавров, известных до сих пор только из пермских отложений Южной Африки и Индии; таким образом, удалось установить, что в очень отдаленное от нас, так называемое пермское время Северная и Центральная Россия, Урал, Алтай, Индия и Центральная и Южная Африка входили в состав одного материка, заселенного очень сходными растениями и животными».

Заметим, что по современным представлениям Северная Россия, Урал и Алтай были одним материком, а Индия, Центральная и Южная Африка — другим. Так сегодня диктует нам палеоботаника. Потому что фауна и флора этих материков хотя и были очень похожи между собой, но все же одинаковыми их, как выяснилось, назвать нельзя. Нельзя отрицать и того, что в прошлом у них наверняка были общие предки, в те времена, когда Пангея была единым материком.

Древние пресмыкающиеся парейазавры, дальние родственники черепах, жили 240 миллионов лет назад. Они были с быка величиной и обитали, подобно бегемотам, в болотах и речных заводях. Они могли зарываться в ил до самых глаз, словно лягушки. Это спасало их от главного врага — хищной зверообразной рептилии иностранцевии. Питались парейазавры сочными растениями, которыми изобиловали и берега и дно водоемов. Десятки скелетов парейазавров, добытых выдающимся русским палеонтологом Владимиром Прохоровичем Амалицким в конце прошлого века на берегах Северной Двины, составили основу знаменитой «Северодвинской галереи» — предшественницы современного Палеонтологического музея Академии наук СССР.

Палеонтолог, если ему посчастливится найти кости, череп или целый скелет, непременно поставит на этом месте раскопки. Но дело это не такое простое и, в первую очередь, дорогостоящее. Поэтому велико было торжество Амалицкого, когда доклад его, а главное, демонстрация глыб песчаника с отпечатками листьев глоссоптерисов и с обнажившимися на одной из них рядами зубов, принадлежащих парейазавру, привели к тому, что ученому на продолжение исследований выхлопотали 1000 рублей. Эти деньги позволили Амалицкому начать замечательные раскопки.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Похожие главы из других книг

6. БУДНИ, ПОЗНАНИЕ.

Из книги Борьба за троглодитов автора Поршнев Борис Фёдорович

6. БУДНИ, ПОЗНАНИЕ. Большущая вузовская аудитория, полная необычайно молодых лиц. Очередной "вторник" юных натуралистов Москвы всех выводков. "Сегодня мы послушаем об одном из величайших открытий в истории биологии". Из поросли, воспитанной председателем, многие ныне -


Нескучные будни серебристых чаек

Из книги С утра до вечера автора Акимушкин Игорь Иванович

Нескучные будни серебристых чаек Всю осень и зиму серебристые чайки живут стаями — вместе ищут разную живность на морских отмелях, вместе кочуют, вместе спят, когда застает их ночь.Если попробуете к ним подойти, то вся стая сразу замирает. Птицы перестают есть, вытягивают


НЕСКОЛЬКО СЛОВ О РАСКОПЕ И ДРУГИХ ЗАБОТАХ ПАЛЕОНТОЛОГА

Из книги По следам минувшего автора Яковлева Ирина Николаевна

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О РАСКОПЕ И ДРУГИХ ЗАБОТАХ ПАЛЕОНТОЛОГА Как же ставят раскоп? Именно «раскопом» называют палеонтологи то место, откуда берут они остатки растений и животных. Место это обычно предварительно бывает тщательно расчищено, как говорят — «вскрыт пласт». Сейчас,