Было так.

…Снег все валил и валил. Свирепый ветер лавиной обрушивал его на сбившихся в нелепые кучи динозавров. То один из них, то другой боязливо тыкались носами в странные белые клочья, облепившие бока соседей. Временами они стряхивали с себя эти клочья и нерешительно переступали с ноги на ногу. А ноги их все глубже тонули в этом белом податливом «иле». Вот он уже коснулся брюха. Все меньше хотелось двигаться. Все реже поворачивались головы. Все безнадежнее редкие тревожные крики. Оцепенение, безразличие ко всему постепенно овладевало ими. Они уже не чувствовали, как снег окутал их тела, как намел высокий холм над их головами. Они спали, и сон их становился все крепче, постепенно он переходил в вечный сон, от которого нет пробуждения.

А может и так.

…Нестерпимый зной жжет кожу, глаза. С каждым вздохом все труднее дышать. Вода не приносит никакого облегчения. Она так горяча, что обжигает язык. Медленно, спотыкаясь на каждом шагу, бредет трицератопс. Он уже отчаялся найти клочок зеленой травы или свежую ветку кустарника. Все сухо и мертво. Все выжжено беспощадным солнцем. То тут, то там по равнине разбросаны трупы его собратьев вперемежку с трупами тираннозавров — его злейших врагов. А он все бредет и бредет. Он уже никого не боится. Он видит, как при его приближении тираннозавр, который казался ему уже трупом, с трудом поднимает тяжелую голову. Бессильные движения смертоносных челюстей, и голова падает на горячий песок. Трицератопс проходит так близко, что задевает хвостом недвижные ноги гиганта. Но сейчас это не имеет никакого значения. Стекленеющие глаза тираннозавра перестали видеть его.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >